«Из какого гроба вырыли мой номер?»: Злата Николаева o журналистах и пиарщиках

О вызовах и откровениях работы пиарщика и ее отличиях от журналистского дела в своем интервью ВОЛНЕ рассказала Злата Николаева, руководитель направления внешних коммуникаций Qlean.ru и наставник курса Digital PR и SMM.

Вы работали редактором, писали для «Вебпланеты» и Slon.ru, а потом ушли в пиар. Чем было вызвано решение сменить профессию?

Сфера моих журналистских интересов всегда определялась не столько темой IT и бизнеса, сколько людьми, которые так или иначе меняют мир своей работой и ее результатами. «Афиша-Рамблер», куда меня пригласили заниматься коммуникациями, была в тот момент как раз таким объединением людей, которые были готовы и хотели менять мир. Мне нравились их идеи, продукты, способ управления (кто в то время не был влюблен в журнал «Афиша» – у того сердца нет). Почти все решалось коллегиально, люди жили на работе. Очень хотелось быть в этой команде. Ради этого рискнула и оставила журналистику, где как раз все начало активно получаться. Спустя несколько лет я снова встретилась с частью этой команды в Qlean – ведь его основали выходцы из «Афиши».

Со стороны журналиста работа в пиаре часто выглядит, как бесконечное написание бессмысленных релизов, которые никому не нужны. Оказавшись по ту сторону, с какими вызовами и откровениями вы столкнулись?

Конечно, людей, которые плохо понимают, как общаться с журналистами, как подавать инфоповоды и выстраивать коммуникационную стратегию компании, немало – они раздражали в бытность журналистом, они раздражают и сейчас. Особенно, когда ты уже 6 лет как не работаешь редактором, а тебе звонят и зовут на мероприятие или сделать интервью с нашим чудо-спикером: из какого гроба вырыли мой номер телефона? Но точно также я видела много профессионалов, дружила с ними, и понимала, что труд пиарщика/пресс-секретаря - это сложно и интересно.

Самым большим открытием стало то, как остро и болезненно зачастую воспринимаются “изнутри” компании те или иные публикации. Мне приходилось часами объяснять коллегам, что, например, «это такой формат, журналист обязан опросить несколько экспертов, эксперты могут усомниться и покритиковать — это нормально и не негатив». И даже если негатив, то не смертельно.